«Чечня и Дагестан висели на волоске»: кому нужен конфликт на Кавказе

0
4

Пастбища для скота вносят раскол между двумя республиками

Спикер парламента Чечни Магомед Даудов обратился к главе соседнего Дагестана Владимиру Васильеву с предложением как можно скорее решить «территориальный вопрос», затягивание с которым может привести к межнациональным конфликтам на сопредельных территориях.  Речь идет об уточнении административной границы между республиками. Напомним, что в Ингушетии подписание договора о границе Чечней привело к массовым беспорядкам. Удастся ли избежать подобного сценария в Дагестане? 

Фото: mo-gumbet.ru

В начале июня на границе Гумбетовского района Дагестана и Чечни появились пограничные таблички с надписью «Чеченская республика». Их обнаружили местные чабаны. Таблички установлены на территории летних пастбищ, которые дагестанская сторона привыкла считать своими. Ранее они считались собственностью сельсовета Мехельта. В прошлом году аналогичная конфликтная ситуация возникла на границе Кизляра и Шелковского района Чечни из-за установленных там чеченской стороной указателей «Чеченская республика». 

Ситуацию специально для «МК» прокомментировал председатель координационного совета НКО Дагестана Шамиль Хадулаев. 

  — Это искусственный конфликт, — убежден г-н Хадулаев. – Дело в том, что есть поручение правительства России еще от 2018 года о кадастрировании границ между субъектами РФ. До 1 января 2021 года все эти работы должны быть завершены. Однако у нас, к сожалению, эта работа была остановлена еще в марте прошлого года. 

  — Почему? 

  — Потому что пошли конфликты. Общество не было нормально проинформировано о работе комиссий. А сама комиссия с нашей, дагестанской, стороны работу должным образом не проводила. Чеченская сторона была готова проводить эту работу, а наша – нет. Эту работу стали проводить по слухам, по домыслам, по предположениям. Все время вбрасывали информацию, что у нас, у дагестанцев, что-то отнимают соседи. Эти провокации особенно усилились летом, в июне-июле прошлого года. Одна провокация была в июне, две – в июле (одна была связана с границей, другая – с пасущимся скотом. Якобы пастухов прогнали вооруженные чеченцы, но это был чистый обман). В 2020 году была провокация, связанная с границей между Гумбетовским районом Дагестана и Ножай-Юртовским районом Чечни. Та земля, на которой чеченской стороной были забиты колышки, с 1983 года была передана Чечено-Ингушской АССР постановлением Верховного Совета Дагестанской АССР. Если я не ошибаюсь, 23 июля 1983 года был подписан договор между Алипашой Умалатовым, Председателем Президиума Верховного Совета Дагестанской АССР, и Хажбикаром Боковым,  Председателем Президиума Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР. Там вдоль границы были взаимные уступки. Какие-то участки мы отдали Чечне, какие-то Чечня нам отдала. Об этом знает и глава Гумбетовского района. В 1983 году земли передали, и, насколько я знаю, нет документов, что они были возвращены Гумбетовскому району. 2 июня стороны встретились на этой границе, и чеченская сторона пришла с картами. Они договорились, что встретятся через неделю. И если у дагестанской стороны есть документы на эту землю, то она их покажет. То есть они должны встретиться на днях. Если бы комиссия с дагестанской стороны действительно работала, то таких конфликтов не было бы. 

  Но есть силы, которые настроены провокационно и постоянно пытаются столкнуть наши две республики. Я не уверен, что они это делают по незнанию. На мой взгляд, кому-то нужен конфликт между Дагестаном и Чечней. Потому что уже очень много провокаций было сделано. Тех провокаторов, которые ответственны за конфликт 11 июня прошлого года, никто до сих пор не установил и не наказал. Хотя то, что это именно провокация, было очевидно. 

   — Через смс, через социальные сети, сообщения в вотсапп и т.д. людей со всего Дагестана собрали на территорию, прилегающую к городу Кизляру, но де-юре принадлежащую чеченской стороне. Принадлежность Чечне этой территории в Дагестане никто не оспаривал. Мы всегда знали, что этот самый дальний участок земли Чеченской республики упирается в Кизляр. Но нашу дагестанскую молодежь обманули посредством социальных сетей, им рассказали сказку, что этот кусок земли якобы дагестанский и его власти по-тихому продали Чечне. И дагестанцы пришли восстанавливать «справедливость». И снесли чеченские знаки, которые накануне там были установлены. Возникает вопрос: где следственные органы? Где федеральная власть? Почему провокаторов не устанавливают и не показывают обществу? Правоохранительная система прекрасно знает, кто распространял ложь и провокации. Они в принципе и не скрывались. Почему их не привлекли к ответственности за возбуждение межнациональной розни? Ведь на волоске висели две республики от этого конфликта. 

   Я всегда знал, что эта земля юридически не дагестанская, ее никто не продавал. В 90-е годы там стояли ичкерийские посты, стояли боевики. Мы туда никогда не совались, потому что пропасть можно было там. Именно с этого места вторглись боевики Радуева в кизлярскую больницу. Когда мы ехали из Махачкалы в Минводы, мы всегда объезжали этот участок. 

  — Сами подумайте, что это за силы, если их даже правоохранительные органы не трогают! Установить их не сложно. Видимо, кому-то крови хочется на Кавказе. Там же чуть война не началась между двумя республиками. 

   — Министром по земельным и имущественным отношениям была назначена женщина из Москвы, Екатерина Андреевна Толстикова. Первым делом Министерство было зачищено от людей, многие специалисты были уволены. Практически полностью разогнали ведомство. Все зависло. Какую работу в этот момент они могли проводить? Пока набирали новых людей, работа не велась. У нас люди не знают, кто председатель этой комиссии, кто входит в комиссию. Никто не видит их работы. А бумаги из федерального центра идут. Надо до 15 июля составить график работ по завершению уточнения границ на всех спорных участках.  

Источник www.mk.ru