Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Моя свекровь с коронавирусом лежит в американской реанимации»

Почему американцы оказались не готовы к пандемии

Жителей Соединенных Штатов власти предупреждают, что в ближайшие дни их ждут серьезные и мрачные испытания, связанные с коронавирусом. Количество жертв Covid-19 подошло к десятитысячной отметке. Что происходит в эти дни в ставшем «эпицентром» заболевания в США Нью-Йорке, что больше всего беспокоит жителей «Большого яблока», рассказывает генеральный менеджер издающейся при участии «МК» газеты «В Новом Свете» Елена БРУСИЛОВСКАЯ.

фото: AP

– Ситуация с коронавирусом в США очень политизирована. Когда Трамп заявил, что надо закрыть границы, на него все набросились. Когда он сказал, что хочет открыть, для его противников опять все плохо. Трамп говорит, что надо закрыть Нью-Йорк, а наш губернатор Куомо утверждает, что ни в коем случае не будет закрывать штат. Вообще все видится на расстоянии. Недавно я посмотрела одну диссертацию, написанную в 2007 году после урагана «Катрина». Автор писал, что американское правительство совсем не готово справляться со стихийными бедствиями, а в ближайшие годы будет большая эпидемия в США. И кстати, разведка тоже докладывала несколько лет назад, что надвигается эпидемия. Но никто, конечно же, не готовился. 

Так вот, еще в 2007 году в этой диссертации говорилось, что если не закрыть общественный транспорт, то тогда вообще ничего не надо уже закрывать, это полумеры. В китайском Ухане все закрыли, закрыли общественный транспорт. Но у нас, во-первых, свобода. А во-вторых, постоянный антагонизм в правительственных сферах. Из-за того, что они ссорятся, никак не могут принять жесткого решения. Ну что на сегодняшний день? Все закрыто – кроме жизненно важных предприятий. Как верно подметил один наш комментатор, страну поделили на «жизненно важные» бизнесы и «неважные». А то, что «неважные» предприятия могут производить детали для «важного» бизнеса, это никого уже не беспокоит. Никто не делал никакого глубокого анализа.

Совершенно никто ни к чему не готов. До сих пор 11 штатов не объявили чрезвычайную ситуацию. Вопрос объявления карантина отдан на усмотрение губернаторов, хотя, наверное, должна быть какая-то федеральная рука. Словом, лебедь, рак да щука. Они все время тянут. И что бы ни сделал Трамп, ему идут наперекор. Если он скажет «черное», его противники говорят «белое». Глубокий маразм. Казалось бы, страна должна объединиться в такой момент, но ничего подобного не происходит.

– У меня сейчас свекровь с коронавирусом находится в реанимации, уже две недели лежит на вентиляторе (аппарат ИВЛ – «МК»). Ей повезло: в числе первых дали вентилятор, успела его получить. Сейчас вентиляторов уже нет.

Газеты пишут одно, губернатор Куомо говорит другое, а госпитали живут совершенно отдельной своей жизнью. То, что объявляли: то это лекарство введут, то это – ничего такого не происходит. Больницы сразу по своему усмотрению решали, что делать. В каждом госпитале свой инфекционист и он решает. Ему все эти Куомо и федералы до лампочки. Потому что пока все это спустится, люди умирают.

Лекарств сразу же перестало хватать. Используют у нас тут три вида.

– Да. Это самый дешевый препарат, поэтому сразу стали давать его. Ну и китайцы сказали, что он работает. В итоге что мы имеем? В госпитале, где лежит моя свекровь, 53 человека на вентиляторе уже две недели. За это время с аппаратов сняли только 2 человек. Опять же китайцы сказали, что десять дней как минимум на лекарстве надо держать. Но давали его только пять дней. Говорят, не хватает. Все компоненты для всех лекарств у нас производятся за границей, в Китае. То есть страна ничего не производит, только сервисы. Единственное, что мы производим – туалетную бумагу. Туалетной бумагой Америка сама себя обеспечивает! Единственный продукт, который мы не импортируем.

– Ремисдивир – это лекарство от СПИДа. Но он безумно дорогой. Сколько мы ни давили на инфекциониста попробовать ремисдивир, все время в больнице увиливали: мол, нет еще подтвержденного диагноза. Хотя мы точно знаем, что у нее коронавирус, все симптомы налицо, подтверждение пришло только на седьмой день. Проблема в деньгах. Это лекарство стоит тысячи долларов, а другое стоит копейки. Тысячи долларов никто не будет сейчас тратить. Говорят, что доказательной базы нет, что исследования только начаты…

Есть еще вариант лечения — переливание крови, сыворотка от выздоровевших.

Но вот моя свекровь две недели в реанимации, и никто ничего не делает. Да, она лежит в шикарном госпитале, все красиво, чисто, за ней ухаживают. Но ей дали пять дней лекарство – и все! А почему пять, а не десять дней? А потому что всем не хватает. Плюс нет доказательств, что это лекарство работает.

Масок у больниц не хватает. То, что медработники ходят в мешках для мусора, потому что у них нет комбинезонов, – это чистая правда. Перчатки какие-никакие еще имеются. 

Система госпиталей в Нью-Йорке разделена на государственные и частные больницы. Поэтому ресурсы невозможно распределить поровну. Так что на днях губернатор Куомо заявил об объединении всех госпиталей в одну систему. Например, если куда-то приходят маски и перчатки, то могут их передать другому госпиталю, где они нужнее. Пошла своего рода централизация.

Врачи совершенно не защищены. Смена длится по 15 часов, они падают от усталости. Мы звоним в госпиталь, спрашиваем, как там дела, почему дают такие лекарства, а не другие – а врач, такое ощущение, что у него уже язык заплетается. Говорит, понимаете, я интубирую людей, а на одного человека надо от часа до трех…

— Люди запуганы. Они привыкли жить на широкую ногу. Здесь, в Нью-Йорке, люди платили по 800 долларов за аренду машины. Русские здесь не так колотятся как американцы. Американцы же не страдали, у них сто лет не было больших потрясений. Ну, посылали кого-то на войну, пережили «испанку», была Великая депрессия – но об этом давно забыли. Они вообще не приспособлены.

В Нью-Йорке сейчас основная проблема – потеря работы. За неделю миллионы американцев подали заявления по безработице, а эпицентр заражения-то в Нью-Йорке! У нас тут был очень низкий уровень безработицы, самый маленький за последние двадцать лет. И вот теперь сотни тысяч заявлений подано только в Нью-Йорке. А этот процесс состоит из двух стадий. Ходить никуда не надо, все можно сделать онлайн. Ты заполняешь свои данные – это первый этап. Но теперь ты должен позвонить. И тут – ку-ку! Потому что ты звонишь в рельсу. На прошлой неделе в эту службу поступили 8 млн звонков. Как они на них могут ответить? Поэтому не ответили никому. Люди не могут дозвониться и завершить подачу своих заявлений на пособия по безработице. А кушать-то что-то надо!

Наш губернатор Куомо выступил и сказал: у нас был очень низкий уровень безработицы, так что у нас не было много людей, чтобы отвечать на телефонные звонки, подождите – мы сейчас наймем. У них все «подождите». Подождите, мы сделаем исследования! Подождите, мы сейчас наймем!

Так может, лучше упразднить такую систему, чтобы не надо было звонить по телефону? Может, лучше заплатить сейчас, а потом разобраться, кому положено, кому не положено? Нет! Сейчас будут нанимать людей, которые будут отвечать по телефону, а вы пока погодите пару неделек, мы вам задним числом потом заплатим.

Проблема в том, что у многих американцев совершенно нет сбережений. Как минимум 50% людей вообще ничего не откладывают на черный день. И это при безумной дороговизне жилья в Нью-Йорке. Арендная плата в среднем $2500, в Манхэттене может и $5500.

– То же самое. Наконец-то приняли пакет помощи (CARES Act) размером 2 триллиона долларов. Обещают выдать частным лицам помощь в размере $1200 на человека, $2400 на пару и $500 на ребенка. Это делается для людей, у которых годовой доход до $75 тыс (если ты одиночка). Видимо, решили, что пока люди получат пособие по безработице, чтобы они с голоду не померли.

Есть еще проблема. Мы обязаны сидеть дома, потому что мой муж подвез свою маму в госпиталь – значит, он потенциально заразный, и не может (как и вся семья) выходить две недели на улицу. Так вот, доставка заказанных продуктов обошлась долларов в шестьдесят. Естественно, все подорожало. Вчера я, например, заказала какие-то салфетки, перчатки – если раньше это доставлялось бесплатно, то теперь доставка стоит 20 долларов. То есть та кость в виде $1200 была брошена, и чтобы нивелировать эти наценки.

Что касается малого бизнеса (а таким считается бизнес, имеющий до 500 работников), то есть несколько видов помощи. Мы подавали на грант до $10 тысяч – это единственное, что работало в эту пятницу. В пятницу в половину первого ночи я получаю e-mail из города, моя знакомая пишет: срочно подавайте заявку, потому что это проходит в порядке живой очереди, кому хватит – тому хватит.

С 3 апреля федералы тоже открыли помощь для малого бизнеса – Paycheck Protection Program (PPP), чтобы люди могли платить зарплату. Они выдают каждому бизнесу заем в размере двух с половиной месячных зарплат. Все ринулись подавать на эту PPP, потому что опять сказали, что там живая очередь. Целый день звоним в банк, там отвечают: «Идите к нам на сайт». Всем тут потребовались документы. Ты должен доказать, что у тебя не менее 25% потери доходов, собрать безумное количество документов. И вдобавок сайт рухнул.

А в конце дня приходит уже сообщение: «Не получилось». Потому что банки говорят: «Зачем нам это делать? Мы частные банки, ради чего мы будем этим заниматься? Пока нам четко не объяснят, что мы с этого будем иметь, мы никого не собираемся обслуживать». Посмотрим, что будет дальше.

Американцы просто не привыкли подчиняться. Они должны были бы закрыть метро – но нет! Потому что как работникам жизненно важных предприятий добираться до работы? В Нью-Йорке особо на машине не поездишь, все пользуются общественным транспортом. Но Ухань-то сумел это сделать. У них же тоже врачи работают! Как они это сделали?

Главный американский доктор Фаучи очень пугает людей, говорит, что число жертв может дойти до 250 тысяч, а может и до трех миллионов. Но все время информация вырывается из контекста. Мы стараемся показать людям и другой аспект. Мы сделали материал про гомеопатию, и специалист рассказывает, что ежегодно в тропиках от лихорадки гибнут 590 тысяч человек – но кого это беспокоит? У нас каждый год 39 млн американцев болеют гриппом, из них 24 тысячи умирают. То есть проблема не в самой смертности, говорит он, а в нагрузке на медицинское оборудование. Американцы ничего не могут без оборудования. Все по протоколу, не дай Бог отступить от протокола! Из-за этого они очень неповоротливы. Сейчас они первый раз оказались в ситуации, когда им не до протокола.

Так вот, проблема сейчас в том, что для поддержания пациентов нужны вентиляторы. Обычно ведь вентилятор нужен час или день после операции, но не 21 день! И вдруг столкнулись с дефицитом. Американцам очень сложно понять, что такое дефицит: вот кто-то умрет, из-за того, что ему не хватило вентилятора. А то, что каждый год умирает 24 тысяча человек без вентилятора – это «ничего страшного».

– Пришел к нам в порт военный корабль – собрался весь Нью-Йорк посмотреть. У нас тут есть большой Javits Center – типа вашего ВДНХ. Там развернули госпиталь. В Лонг-Айленде, где я живу, будут разворачивать полевые госпитали.

Но не хватает вентиляторов, сейчас «Дженерал Моторз» будет делать эти вентиляторы. Разрешили как в Италии делить вентилятор на двух пациентов.

– В городе Нью-Йорк давно уже мест не хватает. Просто ей в каком-то смысле повезло, потому что ее госпитализировали в первую неделю. Но если, скажем, в Италии есть 24-часовой тест, который делают прямо в больнице, то здесь сказали, что с 30 марта будут делать такие 24-часовые тесты. И где они? Ничего не сделано. Мою свекровь сразу же положили в палату с человеком, у которого был коронавирус. У нее он тоже потом подтвердился…

– В тюрьмах ужесточили режим в последние дни – заключенных закрыли в камерах, чтобы соблюдать дистанцирование. Но освобождать заключенных стали у нас еще до того, как пришел коронавирус! Демократы решили выпустить на свободу сидящих за кражи и мелкие преступления. Потому что содержать их в тюрьмах дорого. То, что будет дороже ловить их – об этом не подумали. И за два месяца в городе количество криминальных происшествий выросло на 27% – при том, что в последние десять лет наблюдалось постоянное снижение.

– Люди уже запаслись всем. У меня, наверное, на год хватит. Продукты сейчас везде есть. Но вот мой муж вчера пошел в магазин – там введены ограничительные меры. Ты приезжаешь на стоянку, там запускают ограниченное количество человек в магазин. Все остальные остаются на парковке и выстраиваются в очередь на расстоянии в два метра друг от друга. У моего мужа этот поход в магазин занял три часа. Но если ты уж отстоял три часа в очереди, то возьмешь товаров побольше, чтобы избежать повторения этого ужаса.

Мы живем в пригороде в доме и у нас есть большая морозилка, куда я могу складывать запасы. А что может житель Нью-Йорка? Половина нью-йоркцев живут по сути в коммуналках, снимают втроем-вчетвером одну квартиру. И у них там один холодильник – как они его могут забить? Это нереально. Поэтому все рестораны остались открытыми – зайти туда поесть нельзя, но можно заказать еду на дом. Нью-йоркцы без ресторанов никак не выживут, у них просто нет места в доме для хранения еды.

– Ну, вот у нас в Нью-Йорке до 20 апреля (а в соседнем с нами Массачусетсе — до 1 мая) закрыты школы. И куда девать ребенка? Выбросить что ли?

Власти призывают соблюдать дистанцию в два метра, а так можно выходить на улицы. Главное – ограничить контакты с людьми. На прошлой неделе закрыли парки.

Пандемия коронавируса. Хроника событий

Источник www.mk.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *