Политические итоги года от ФоРГО — Фонда развития гражданского общества. Версия 2022

0
61

Политические итоги года от ФоРГО - Фонда развития гражданского общества. Версия 2022

Фонд развития гражданского общества (ФоРГО), многолетний информационный партнер Бюро The Penza Post, провел в Москве конференцию «Политические итоги года — 2022». 

Федеральные и региональные эксперты назвали знаковые события уходящего года и дали им свои оценки. Участники конференции обсудили проведение СВО, интеграцию новых территорий, продолжение санкционного и информационного давления на Россию и связанные с этим особенности электорального цикла – 2022. Эксперты также проанализировали социальное самочувствие граждан страны и назвали причины сплоченности российского общества.

В мероприятии приняли участие председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин, эксперт ФоРГО Виталий Иванов, председатель попечительского совета Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков, а также руководители всех региональных филиалов ФоРГО.

Глава ФоРГО Константин Костин назвал главные внутриполитические итоги года после начала СВО. Самый важный – это общественный консенсус. “Граждане по-разному относятся к специальной военной операции, но идея общих ценностей, развития и продолжения истории страны сплачивает между собой большинство”, — подчеркнул он.

Еще один важный итог года — переконфигурация путинского большинства 3.0. “После крымского консенсуса, начала СВО и беспрецедентных санкций, введенных против России, мы имеем по периферии путинского большинства большое количество новых участников”, — отметил Костин. По его словам, новое путинское большинство складывается на основе патриотизма и общей исторической судьбы.

Председатель попечительского совета Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков отметил, что один из феноменов заключается в том, что Владимиру Путину удается это большинство не просто сохранять, но и каждый раз пересоздавать механизм его консолидации.

 В этом году политическая система показала свою стрессоустойчивость. Она устояла, несмотря на санкции, информационные провокации. Пандемия, и специальная военная операция сформировали запрос на деятельную помощь от граждан. Год проходит под знаком действенного патриотизма, доборовольчества, волонтерства, вовлеченности молодежи. “При поддержке на государственном уровне со стороны президента большое количество волонтерских организаций превращаются в институты гражданского общества, их количество увеличивается”, — замечает председатель ФОРГО.

Руководитель филиала ФоРГО в Нижнем Новгороде Евгений Семенов заметил, что политическое давление вызвало в обществе интересные эффекты. «Возникло массовое стихийное движение в поддержку государства и армии. Не только структуры власти включились процесс, но и множество общественных организаций, и самых простых обычных людей”, – сказал он. Такого уровня гражданской активности для решения задач государства не было даже во время пандемии, подчеркнул Е. Семенов. Эксперт также указал на то, что губернаторы возглавили и стали координировать процесс тылового обеспечения СВО. «И кредит общественного доверия на предстоящих выборов, по его словам, будет напрямую коррелироваться с тем, какой вклад губернаторы внесли в эту работу»

А. Чеснаков отдельно отметил, что этот год поставил крест на значительной части несистемной оппозиции. “Это важный момент.  У этой оппозиции нет ни серьезной базы, ни серьезной организации, ни серьезного влияния”, — подчеркнул он.

Среди результатов этого года К. Костин отметил и успешную антисанкционную работу правительства и ЦБ – устойчивость финансово-банковской системы и курса национальной валюты, продолжение социальных программ, отсутствие дефицита и шокового повышения цен.

Безусловный результат спецоперации и этого года — интеграция новых территорий в состав РФ. “Важно отметить, что процесс начался с работы политиков, общественных организаций в период референдума и высоких цифр поддержи воссоединения с Россией”, — подчеркнул Костин.

Руководитель филиала ФоРГО в Симферополе Наталья Киселева, назвала двойными стандартами Запада их отношение к изменениям границ государств. “Реакция коллективного Запада всегда определяется либо выгодностью, либо невыгодностью результатов референдумов для США и их сателлитов”, — заметила Н. Киселева. Так, по ее словам, даже без проведения референдумов признаны объединение Германии, распад Чехословакии, отделение Косово.

А при развале Югославии Евросоюз еще до проведения соответствующих референдумов одобрил выход из ее состава всех республик. При развале СССР Запад признал независимость всех постсоветских республик, хотя в шести из них референдумы о независимости даже не проводились. “Нашей реакцией должно быть соблюдение собственных национальных интересов и интеграция в российское пространство исторических земель России”, — заключила она.

Специальная военная операции ускорила и процессы по усложнению общественно -политического потребления. “На смену существующей максиме “Интернет против ТВ” возникает “multi screen” — смешанная модель потребления”, — заявил Костин. И ключевым критерием здесь становится доверие к источнику информации. И поэтому еще одна черта этого года — высокая волатильность общественных настроений и оценок. 

Руководитель филиала ФоРГО в Новосибирске Константин Антонов описал разные состояния общества после 24 февраля: от шока, тревожности, внутренней мобилизации, а потом уже и общественной самомобилизации. Эксперт отметил панику уехавших – с одной стороны, с другой — массовое добровольческое движение огромного количества людей в поддержку армии.

Специальная военная операция актуализировала поднятый в 2012 году вопрос о “порте приписки” представителей российской элиты. И один из результатов этого года – Национализация 2.0.  Костин отметил, что, если раньше речь шла в первую очередь о чиновниках, высокопоставленных госслужащих и депутатах, то после февраля 2022 года этот вопрос расширился до представителей культурной и деловой элиты.

В заключении эксперты отметили и изменения на международном треке. После начала СВО все активнее проявляется и новая антиколониальная повестка, и Россия фактически становится драйвером формирования многополярных процессов мироустройства”, – подчеркнул глава ФоРГО.