Слово — не воробей… А слово, подкрепленное огнестрельным оружием и мотивом — это уже тяжкое преступление. Чудеса пензенского следствия…

0
24

Слово - не воробей... А слово, подкрепленное огнестрельным оружием и мотивом - это уже тяжкое преступление. Чудеса пензенского следствия...

Напомним, в Пензе задержали 16-летнего подростка из села Верхний Ломов. Он намеревался устроить расстрел одноклассников за то, что те, по его мнению, недостаточно уважительно к нему относились. Оружие, якобы, принадлежит его деду, а порох для него он планировал взять у дяди. Его вовремя остановили, план так и не был приведён в исполнение, а то бы, не дай Бог, погибли невинные люди, а Пенза прославилась бы зловещим колумбайном. 

Отдадим должное региональной спецслужбе — Управлению ФСБ, которая зря свой хлеб не ест, как показала страшная в своих потенциальных последствиях ситуация и ее локализация до трагедии, на стадии подготовки молодым человеком кровавой акции возмездия. Слава Богу, "казанский эксцесс" не повторился. А ведь мог, вполне.

А вот дальше, после оперативной разработки и задержания подростка начались… странности. Грозящий убить одноклассников фигурант… остался дома, под "диванным" арестом, что едва ли увязывается с тяжестью состава преступления, признаки которого очевидны даже защите. Спасибо, что не убил. Не успел. Дичь какая-то…

Слово - не воробей... А слово, подкрепленное огнестрельным оружием и мотивом - это уже тяжкое преступление. Чудеса пензенского следствия...

Слово - не воробей... А слово, подкрепленное огнестрельным оружием и мотивом - это уже тяжкое преступление. Чудеса пензенского следствия...

Слово - не воробей... А слово, подкрепленное огнестрельным оружием и мотивом - это уже тяжкое преступление. Чудеса пензенского следствия...

Жители провинциального городка напуганы, ведь столь мягкое, по мнению многих, отношение следствия и суда к ситуации создает опасный прецедент популяризации колумбайна. Который, как это не прискорбно, находит отражение в отдельных неокрепших душах.

"Расстрелял десяток неугодных и попался — сиди пожизненно в тюрьме, не успел расстрелять по независящим от тебя причинам, поймали хорошо бдящие спецслужбы — сиди на родном диване". Что-то здесь не так, нет?

Говорят, для того, чтобы "ломовский колумбайер" мог спать не в камере, а в родной обители, статью заботливо переквалифицировали на более мягкую.

Хотелось бы понять логику пензенского следствия и получить от него пояснения происходящего… Едва ли сам Дмитрий Матушкин хотел бы жить по соседству с отдыхающим неподалеку от его квартиры на диване колумбайнером, пусть и не состоявшимся по независящим от него причинам.

"Умыла руки" и прокуратура, ей тоже все нравится с "диванным драйвом". И, даже, само… УФСБ. О, чудо!

Но ведь эхо "казанского синдрома" еще свежо, увы. Так почему люди в Верхнем Ломове должны испытывать этот синдром обоснованного страха? А общество опасаться популяризации зла? Или они — не люди? Ведь камера в таком возрасте реально лечит. Дабы потом не было мучительно больно на… пожизненном.